Фрагмент книги А.Приймы "От пророчества к пророчеству"

РУШАТСЯ НЕБОСКРЕБЫ

4 октября 1994 года. Квартира на сей раз Татьяны Махотиной. В некотором роде исторический день в деятельности нашего скромного самодеятельного исследовательского коллектива. До этого незабываемого дня коллектив был скорее исследуемым, нежели исследующим. Нас бесконечно ощупывали да прощупывали, не сообщая ничего сколько-нибудь значимого в ответ на мои бесконечные призывы «рассказать что-нибудь интересное»... И вот вдруг во мгле Неведомых Миров сверкнул огонек, на который я не преминул мгновенно отреагировать, нимало не помышляя о том, в какие головокружительные дали поведет он за собой.

Татьяна Махотина — худенькая, невысокая, востроносая, с точеной фигуркой — была и, само собой, по сей день осталась единственной в моей команде ламой с холерическим темпераментом. Меня всегда забавляло, как кардинально менялись ее манеры и повадки, когда Татьяна входила в транс на «круге». Она превращалась в человека, главной отличительной чертой в поведении которого становилось олимпийское спокойствие. Медитация, транс делали ее совершенно другой, не похожей на ту, какой бывала она в повседневной жизни

Так вот, невозмутимая, безмятежно-флегматичная в трансе Татьяна вдруг неожиданно заволновалась, когда я надел на ее голову наушники.

— Вижу какую-то чепуху, — прошептала она, тревожно хмурясь. — Не может быть, чтобы эту картинку транслировали в мой мозг внеземляне.

— Какую картинку, Танюша?

— Красная площадь в Москве. Люди в военной форме выносят из Мавзолея гроб с телом Ленина.

— М-да-а, — молвил я врастяжку. — Действительно, бред какой-то. Попробуйте задать вопрос — в чем смысл картинки?

— Ответа нет, — сообщила Махотина после недолгой заминки.

Тяжко вздохнув, я снял с ее висков наушники и оценивающим взглядом окинул моих сотрудниц. На чью бы голову надеть теперь скобу с наушниками? Выбор пал на Наталью Гляделкину.

Наталья — полная противоположность Татьяны. Высокая, статная, круглолицая, всегда, как, впрочем, и все остальные мои сотрудницы, с иголочки одетая и ухоженная, она была знаменита в нашей тесной компании рассудочной деловитостью, а также ровным спокойствием духа. Такой женщине я бы, не колеблясь, доверил руководство какой-нибудь солидной фирмой, будь у меня такая возможность.

На ее виски и опустилась в следующий момент дуга с наушниками. Надетая моей неловкой рукой, она тут же смяла тщательно уложенную прическу, замысловато вспененную копну пшенично-русых волос.

К некоторому моему удивлению, Наталья Гляделкина тоже вскоре забеспокоилась:

— Не понимаю... Идет сугубо земная информация. В ней нет ничего, так сказать, инопланетного, чужеродного. Вижу «Белый дом» в Москве. Он в некотором отдалении. На переднем плане движущейся картинки — высокие дома, стоящие вдоль проспекта. Вижу арку в стене одного из домов. Из-под арки выходят строем люди. Те, что шагают впереди, несут символ двуглавого орла.

— Спросите: в чем смысл картинки?

— Мне отвечают, что они знают наше будущее.

— Не понял. Кто — они?

— Ну эти... Наши «марсиане», партнеры по диалогу. Картинка, которую я сейчас вижу, — это информация из будущего, говорят они.

— Ax, вот как. Из будущего, — недоверчиво пробормотал я и, решив, что выходцы из неведомых далей дурачат Наталью, сказал с легкой издевкой в голосе: — Попросите «марсиан» показать вам картинку из... Ну, скажем, из 1999 года. Я даже уточню — из июля 1999-го.

Должен вам тут напомнить, что в мае 1993 года (внимание, здесь и далее важную роль играют даты) вышла в свет в Москве моя написанная в январе того же года книжка о гипотетичном Конце Света. В ней я рассказал о том, как в ходе сеансов гипноза, в который вместе с гипнотизером Валерием Авдеевым я погружал контактеров со внеземлянами, были получены две «вести из будущего». Первая: осенью 1993 года в российской столице произойдет что-то вроде гражданской войны. На улицах появится боевая техника, а прицельная стрельба из автоматов будет вестись прямо из окон многоэтажных зданий. И вторая: в 1995 году на территории нашей страны будет идти какая-то затяжная внутренняя ВОЙНА.

Оба предсказания сбылись!!!

Октябрь 1993-го: штурм «Белого дома» и попутные боевые действия в его окрестностях и не только в окрестностях.

1995 год: кошмар гражданской войны в Чечне.

Попутно я привел в книжке отчеты о некоторых моих экспериментах и прочие материалы о пророчествах и предсказаниях на наше общее с вами ближайшее будущее. Все они с тревожной синхронностью были прямой наводкой в одну точку Они содержали в себе сведения, якобы полученные из будущего и толкующие о катаклизме, который — повторяю, якобы! - должен произойти на Земле в июле 1999 года.

Некое крупное небесное тело — астероид?! — должно вроде бы пролететь в указанную дату в очень опасной близости от нашей планеты. В результате на ней неизбежно должны начаться всяческие природные катаклизмы — землетрясения, наводнения, сопровождаемые немалыми людскими жертвами.

Сообщения носили фрагментарный характер. Сведенные воедино, они давали такую картину: небесное тело, «вторая Луна» пролетит — якобы! — по касательной над земным шаром в районе Тихого океана наискось вдоль Калифорнийского побережья, потом — то ли над северной частью США, то ли над Канадой, затем над Атлантическим океаном. Где-то севернее Британских островов тело выйдет из сферы земного притяжения и умчится, не задерживаясь, в космическую тьму. Траектория полета «второй Луны» и главная широченная полоса разрушений, наносимых астероидом, придутся на ту земного шара, которая противоположна России, или, по крайней мере, ее центральному региону. Следовательно, стихийные бедствия — во всяком случае, крупные — обойдут стороной нашу страну, за исключением, по всей видимости, ее дальневосточных окраин.

А теперь — после этой совершенно необходимой для понимания дальнейшего справки — вернемся к нашему прерванному рассказу.

— Они говорят: «Подождите. Сейчас поищем и покажем вам июль 1999-го...» — прошептала Наталья Гляделкина, и вдруг ее начало трясти.

Голова женщины мелко задергалась, как у припадочной, а тело стало совершать кругообразные движения, встряхиваемое слабыми судорогами.

— Что с вами? — обеспокоился я. — Вам плохо?

— Нет. Просто через меня идет сейчас сверху вниз поток какой-то энергии. Мне эти не нравится, но я чувствую, что так надо... Вижу картинку. Очень страшную! Развалины зданий. На улице перед развалинами медленно бродят люди. А другие люди лежат неподвижно на земле. Слышу голос: «Это что-то вроде эпидемии» Все. Картинка исчезла.

— Развалины, говорите... Ну-ну... — проворчал я. — Послушайте, а вы случаем не разыгрываете меня? Ведь вы же, милочка, читали мою книжку про Конец Света...

— Да. Читала. Ну и что с того? Сейчас я рассказываю о том, что вижу. Вернее, секундой ранее видела. Были показаны развалины и было сказано про нечто вроде эпидемии.

— То есть вы тут ни при чем. Вам просто показали картинку? — переспросил недоверчиво я.

— Да. Просто показали.

Гляделкина говорила медленно, с трудом, делая большие паузы между словами. Она пребывала в достаточно глубоком медитативном трансе.

—Что ж, допустим... — процедил я. А потом, глядя на женщину, продолжавшую мелко трястись, предположил: — А может быть ваши незримые собеседники совершенно сознательно дурачат сейчас меня через вас? Неумно развлекаются? Подгоняют «видения» под мою гипотезу о всемирном катаклизме, сформулированную в той книжке? По неведомым причинам они хотят потрафить автору книги. Мол, молодчина, все предсказал верно... На самом же деле предсказание автора о Конце Света — полная чепуха. И все эти картинки, все эти разговоры об эпидемии — не более чем развесистая клюква. Злонамеренная ложь! Очередная попытка неких эфирных хулиганов запугать всех нас до умопомрачения...

Произнося сей краткий спич, я вовсе не адресовывал его ни Наталье Гляделкиной, ни другим моим сотрудницам, сидевшим на «контактном круге», я просто размышлял вслух.

— Снимите с меня наушники, — клацая зубами и сотрясаясь всем телом, прошептала Наталья умоляюще. — Снимите... Сознание плывет. Тошнота подступает к горлу. По-моему, я нахожусь на грани обморока...

Из рассказа Инны Василиади:

— Слышу — произносится дата: «10 июля 1999 года». Затем звучит фраза: «Ситуация подготовки». Вижу мост перед «Белым домом» в Москве и площадь перед ним. На мосту и на площади — немало людей. Они двигаются туда-сюда, энергично перемещаются с места на место. Различаю среди них руководителей происходящего. Они отдают какие-то команды, делают указывающие жесты руками. И все это происходит без криков и излишней суеты. Все творится в атмосфере, я бы сказала, подчеркнутой деловитости.

Вот вы прочитали сейчас коротенький отчет Инны о ее «видении». Затратили на чтение несколько секунд. А между тем у нас с Инной ушло на перешептывания, на «составление отчета» не менее четырех-пяти минут. Женщина медитировала. Ее сознание произношению слов оказывалась в этой ситуации именно работой, тяжким трудом. Речь то и дело прерывалась паузами. Слова подбирались с мучительным усилием. Я все время переспрашивал и уточнял.

Читая дальнейшие записи моих диалогов с дамами в условиях «контактных трансов», не забывайте, пожалуйста, об их специфике, только что обрисованной. Все последующие записи вслед за предыдущими будут очищены от бесконечных протяжных междометий, мучительных поисков нужных слов и моих тоже бесконечных уточняющих вопросов. Подчеркиваю, уточняющих, но ни в коем случае не наводящих.

Инна Василиади продолжает свой контактный монолог:

— Наплывает нечто черное... Сегодня... Они говорят, что сегодня — уже 19 июля того же года. Ощущение кромешной жути. Вокруг меня — только звезды. Где я? Неужели каким-то чудом вылетела в Космос? Что-то крупное, похожее на ракету, плывет во тьме. Это... Это какой-то гигантский камень. Нет эталона для сравнения поблизости. Не знаю, какие размеры у него... Яркая вспышка перед глазами. Началось что-то вроде ускоренной киносъемки. Мелькают лица людей, искаженные страхом.

Татьяна Махотина:

— Сейчас — середина июля 1999 года. Точнее не скажу. Тихий ясный солнечный день в Москве. На улицах почему-то очень мало прохожих... И вдруг я оказываюсь на морском побережье. Четкое, неведомо откуда взявшееся знание: это берег океана. Не знаю, какого именно. Здесь творится форменный кошмар!

Происходит землетрясение. Наблюдается всеобщая паника...

И опять — Наталья Гляделкина:

—Идут вихревые ураганные потоки голубовато-серого цвета. Рушатся огромные здания, небоскребы. Слышу голос: «Сан-Франциско». Туманные клубы застилают взор.

Возникает вопрос — неприятный, но деться от него некуда. Может быть, я довел моих верных сотрудниц до легкого сумасшествия? Вызвал, сам того не желая, кратковременное расстройство психики у них? Все они читали мою книгу про Конец Света. И вот сейчас, когда вдруг на «контактный круг» выплыла неведомо откуда тема будущего, у всех моих сотрудниц дружно, разом поехала крыша, произошел сдвиг по фазе по мотивам, так сказать, той моей книги?..

Можно ли как-то проверить если не достоверность сообщенного ими, то хотя бы его соотносимость с другими источниками информации? Причем эти источники должны быть такими, о каких мои сотрудницы слыхом не слыхивали.    

2Конец Света "Средство связи" ] 3.На крючке ] 4. Здравствуйте! ] [ 5.Рушатся небоскребы... ] Конец Света  "Заработала!" ]

 

Здесь был Сусанин

Золотой УРЛ

MAFIA's Top100 Aport Ranker