Home ] Астробиология ] Всемирный потоп ] Машина  Времени ] Загадки Земли ] Живая Земля ] Радиопередачи ] Мантры и мудры ] Стена ] SETI ] За грибами! Карта ] Деза ХХ ]

 

Тайна Всемирного ПОТОПА

Игорь ЯНИЦКИЙ,

руководитель Центра инструментальных наблюдений за окружающей средой и геофизических прогнозов.

Часть ТРЕТЬЯ: "Тайна потопа"

Тайна Чернобыля ] [ Тайна потопа ]

14. Прорыв дезинформации...

Рассмотрим на этой базе реально происходящие вокруг нас события в штилевых и в аномальных условиях их реализации.

Деформации в сопряжениях блоков земной коры в штилевых условиях действительно минимальны. На базе 100 метров, как это показали высокоточные измерения с помощью лазерного деформографа-интерферометра, они имеют микронные амплитуды, содержащие практически только известные приливные лунно-солнечные гармоники. Однако в кратковременных аномальных условиях (в течение первых суток, часов, а то и десятков минут) на той же базе 100 метров деформации достигают десятков сантиметров, и даже нескольких метров. После прохождения экстремума деформации в обоих знаках (в плюсе и в минусе) наблюдается релеевское затухание, и борты разломов приходят практически полностью к своему исходному состоянию, - можно заметить лишь незначительную остаточную деформацию. Причем каждый раз ОБРАЗ высокочастотного геодинамического процесса с достаточной точностью повторяется (рисунок 11); меняется лишь интенсивность (амплитуда) и время. Последнее обычно составляет сутки, хотя может варьировать в обе стороны, начиная с недель и кончая десятками минут.

На рисунке 16, заимствованным из отчета ВИМСа, выполненного по договору с ВНИИАЭС МинСРЕДМАШа еще в декабре 1985 года, показан характер вертикальных деформаций литосферы, возникающих в области развития аномального процесса, ОБРАЗ которого приведен на рисунке 11 Среднестатистический радиус деформационного воздействия принят равным 100 км. На верхней схеме — «А» — показаны идеальные деформации геоида с амплитудами Н, и Н2 при условии отсутствия в этом месте современных глубинных разломов. Разумеется, отсутствие таких разломов, как это показывают гелиеметрические исследования, представляется маловероятным. В реальных условиях (при наличии разломов) деформации приобретают ступенчатую форму «Ь», где тектонические блоки, как единое целое, работают подобно клавиатуре. Максимальные вертикальные деформации возникают в сопряжениях блоков; их значения на базе 100 метров могут достигать нескольких метров.

Именно в этом аспекте в начале 80-х годок возникла весьма острая конфронтация инженерной геологии с гелиеметрией, которая в скрытой форме продолжается до сих пор.

Среднестатистическое число ежегодных аномальных событий повсеместно (в том числе и на Русской платформе) составляет порядка десяти. Повторное нивелирование, охватывающее такое количество индивидуальных возмущений, регистрирует только сумму разовых остаточных деформаций, накопленных в годовом или двухлетнем режиме съемки. Но сколько бы таких разовых деформаций не было, их итоговая величина мало что говорит о геодинамической активности региона, поскольку их значения могут быть с разными знаками: при сложении их результат стремится к нулю. Остаются только тенденции долгомерных движений групп блоков, находящихся в условиях устойчивого опускания (например, Окского желоба) и современных горных ландшафтов с резко выраженным режимом воздымания. Наиболее опасные локальные деформации режима высокочастотной геодинамики НЕ РЕГИСТРИРУЮТСЯ ВООБЩЕ.

Таким образом, «классическая» геодезия, базирующаяся на концепции «каменной тверди», использует методику исследований (дискретные наблюдения только в штилевых условиях с равномерным разбросом невязок в замкнутых триангуляционных ходах; уверенность в стабильности Кронштока; и другие), НЕ ПОЗВОЛЯЮЩУЮ ПОЛУЧИТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ИСТИННОЙ ДИНАМИКЕ ЗЕМЛИ.

Эти, сформулированные по результатам прогностических исследований, и в ходе экспертизы причин аварии в Стебнике 1983 года, обстоятельства, 25 января 1985 года получили дополнительное развитие при внезапном обрушении купола Высоковольтного испытательного стенда в г. Истре (рисунок 13). На этом основании, совместно с ученым секретарем МВТС по АЭС Е.П.Ананьевым, мы попросили академика А.П.Александрова рассмотреть проблему на Ученом Совете. Более всего беспокоила незащищенность от деформационных воздействий долгомерных и тяжелых конструкций типа АЭС.

27 мая 1985 года Совещание в Академии Наук СССР при Президенте А.П.Александрове состоялось. Однако оно было сразу же провалено по причине общей неподготовленности: во-первых, мы не настояли на головном докладе; во-вторых, присутствующим вообще было непонятно - о чем идет речь. Причина же непонимания состояла прежде всего в категорическом невосприятии со стороны ортодоксов инженерной геологии каких-либо признаков активных геодинамических процессов, отличных от стереотипов «каменной тверди». Именно в такой ситуации прозвучала беспрецедентная дезинформация В.С.Конвиза (главною инженера «Гидропроекта» - генподрядчика по строительству АЭС), заверившего Собрание, что «Им» это все известно, и «Они» имеют уже соответствующие нормативные документы. Это была преднамеренная ложь (2.7; 12-13). До Чернобыльской катастрофы оставалось ровно одиннадцать месяцев.

Непонимание характера опасности со стороны высокочастотной геодинамики в 80-х годах проявлялось на каждом шагу. Всем казалось, что главная опасность для объектов повышенного риска, типа АЭС, исходит только от сейсмики, разрушительным фактором которой считались сотрясения. На том же принципе создавались испытательные стенды, оснащенные системами тензодатчике в, регистрирующих интенсивность сотрясений, действующих на испытуемые элементы конструкций. Однако при изучении фактических разрушений в эпицентрах сильных землетрясений часто наблюдаются последствия, ставящие специалистов в тупик: рядом с зонами полных разрушений сохраняются ненарушенные фрагменты, где в шкафах, например, на своих местах стоит нетронутая посуда. Подобные факты подтверждаются многими очевидцами-участниками страшных событий, включая Спитакское землетрясение. Есть показания, согласно которым людей во время событий не только трясло, по поднимало на воздух и плавно, с некоторым смещением, опускало, когда вокруг уже было все разрушено.

Для автора подобное непонимание продолжалось до 1991 года, когда произошел взрыв помещения гелиевой лаборатории (Старомонетный пер., 36 — см. раздел 2.7). Показанное экспертизой высокого ранга отсутствие при том взрыве «Террористического акта» и следов взрывчатки вообще (хотя сила взрыва оценивалась эквивалентной 10 кг тротила), нам тоже было непонятным. Вскоре, однако, на развалинах дома появился сотрудник ИФЗ ран Евгений Барковский. Возник большой разговор. Он-то и объяснил автору механизм всех разнообразных форм землетрясений, включая поверхностные явления Сасовского типа. Оказалось, что общепринятые землетрясения представляют собой вторичные, действительно колебательные волны, расходящиеся в «литосфере» подобно волнам от Орошенного в воду камни. Только, в отличие от однородной водной поверхности, - в весьма неоднородной по физическим свойствам земной коре волны расходятся неравномерно: они лучше передаются вдоль тектонических структур и обычно резко затухают в поперечных разломах. Но не это главное. Физика очага землетрясений - это не «ЛНТ» и «ДД» или любые другие варианты сброса накопленной механической энергии, что оказывается экспериментально давно уже было обосновано Э.К.Герлингом (Радиевый институт), теоретически описано в работах А.С.Пономарева (ГЕОХИ) и еще раз экспериментально доказано в комплексе работ И.Л.Гуфельда (ИФЗ) с коллективом исполнителей НПО «Луч» (2.7). Это сброс энергии в форме взрыва; это сброс излишней энергии Земли с фазовыми переходами восходящей к поверхности закритической гиперплазмы. Именно такое различие на огромном фактическом материале проявления «локальных» приповерхностных и наземных «землетрясений» доказал своей многолетней работой Евгений Барковский, объясняя саму форму сброса глубинной энергии, как реакцию «физического вакуума» на квазипериодическую активизацию глубинных разломов.

Разумеется, нас, при рассмотрении столь серьезных глобальных, и транс-исторических проблем, как «Всемирный Потоп», - не интересуют в данном случае детали физики подобных процессов. Этим необходимо серьезно заниматься специалистам, с некоторыми из которых у нас уже возникло полное взаимопонимание. Нас не интересует также, как более точно и корректно будут называть такой механизм, - взрывом физического вакуума, торсионными, спинорными, со-литонными, магнито-монопольными, или еще какими-то другими процессами, как это уже рассматривалось в 2.7. Главное здесь то, что и в якобы «хорошо изученной сейсмологии» (как и в медленных деформационных процессах средней части спектра геодинамики) - тоже все не так, - тоже все поставлено с ног на голову, что и определяет полную незащищенность технологических объектов, включая столицы государств. По этой же причине - полная несостоятельность в проблеме «традиционных» прогнозов землетрясений. 

Последнее, на что мы обращаем особое внимание, - это ситуация в проблеме формирования погоды на Земле. С учетом вышесказанного и уже рассмотренного в разделах 3-8, в этой крайне важной части решения массы прикладных технологических задач, еще более выражена полная дезинформация и несостоятельность не только в теоретических подходах, но и в оценке экспериментальных данных. Здесь и заболтанный донельзя «парниковый эффект», обоснованно отвергнутый академиком К.Я.Кондратьевым лет двадцать тому назад (что до сих пор не хочет понять академик Ю.А.Израэль, придерживающийся курса американской науки); здесь и якобы техногенная (в связи с фреонами) природа озонных дыр, и многое другое.

Все подобные производные «безответной каменной тверди» нашими исследованиями исключаются однозначно, поскольку они имеют отношение ТОЛЬКО К ШТИЛЕВЫМ ФОРМАМ БЫТИЯ. Даже суперротация атмосферы, как производная работы униполярного электромотора - Земля, тоже является формой нормальных, штилевых процессов. Аномальные же атмосферные процессы развиваются, в соответствии с рисунком 11, быстро, интенсивно, взрывоподобно. Их энергетика превышает аналогичные параметры штилевых форм на несколько порядков (по данным Э.В.Бородзича - до десяти порядков). Однако, поскольку энергетика фоновых ситуаций по основным параметрам (например, по электрической и магнитной напряженности) приближается к нулю, то рассматриваемое отношение может даже превышать десять порядков, так как стремление к нулю фоновых значений в знаменателе приводит результат к плюс бесконечности. Именно поэтому, с учетом фактора кумулятивного воздействия ряда одновременно действующих аномальных параметров, ни о каком ЗАПАСЕ ПРОЧНОСТИ, нарабатывавшихся в веках в условиях штиля технологических систем, РЕЧИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВООБЩЕ.

15. Выход на супердезинформацию

Таковы основные особенности Бытия в штилевом и в аномальном режимах, смешивать характеристики которых нельзя. Вот почему автор с особой признательностью напомнил о Петре Броунове, начавшем изучение аномальных атмосферных процессов еще в начале XX века - времени глубокой научной дезинформации. Особым негативным следствием этой дезинформации автор уделил внимание в обоих, опубликованных ранее, работах (2.6, 2.7). В свете геодинамики проблема дополнительно рассмотрена в докладе автора на совещании «Тектоника, геодинамика, магматизм» в МГУ, 2-5 февраля 1999 года.

Дело о том, чтозападная, особенно американская, наука, продолжающая уделять основной интерес только медленным геологическим процессам, время которых оценивается многими миллионами лет, в последние 10 20 лот начала реализовать еще одну, практически безграничную по объему работ, область дезинформации. Это так называемая геология «плюмов». «Плюмгеология» на базе притянутой почти за уши к этой «компьютерной игре» глубинной сейсмической томографии позволяет якобы изучать признаки (или следствия) развития в области квазираплавленного внешнего ядра Земли очагов более сильного разогрева. Полностью расплавленная глубинная субстанция, захватывающая в месте образования многие кубокилометры, начинает в соответствии с законом Архимеда всплывать, проплавляя вышележащие мантию и астеносферу; образование в целом при этом приобретает форму гриба.

Смотреть в цветном компьютерном изображении целые фильмы, в которых такие «грибы» всплывают и растекаются в приповерхностных слоях Земли, разумеется, очень даже впечатляюще. Однако, в своем докладе автор отметил, что «плюмгеология» по существу ничем не отличается от давно известной «геологии гранитных батолитовых массивов», изучению которых российские ученые уделили более ста лет. Более того, на базе батолитовой концепции академик Д.С.Коржинский с соавторами разработал еще более совершенную концепцию «рудообразующих термогидроколонн». Значимость этой концепции не осмыслена западными специалистами до сих пор. Поэтому результаты исследований Д.С.Коржинского оказались не востребованными, и порядка 80% докладов последнего времени (в том числе в трудах совещаний по геодинамике — прил. 7) оказываются посвященными мало актуальной проблеме медленных геологических процессов, НЕ ЗАТРАГИВАЮЩИХ ОБЛАСТЬ ВЫСОКОЧАСТОТНОЙ ГЕОДИНАМИКИ ВООБЩЕ (рисунок 16)

Особую признательность в этой связи автор выражает ветерану Гидрометцентра СССР Рустему Фатыховичу Усманову, передавшему нам версию работ Броунова. Самой высокой оценки заслуживают также многолетние наблюдения за глобальной синоптической ситуацией ведущего специалиста Гидрометцентра Нины Сергеевны Шаповаловой, приступившей в последнее время к рассмотрению активных атмосферных процессов с позиций квантовой динамики. Подобных подходов, насколько нам известно, в изучении атмосферных механизмов в зарубежной науке нет. Тем более их нет у специалистов США, находящихся на другом полюсе информационного поля.

16. Через трансмутацию к теории «странного аттрактора»

Итак, мы подходим к необходимости ответа на вопрос о механизмах крупномасштабных, и даже глобальных катастроф.

В первую очередь — это аномальные формы высокочастотной геодинамики, проявляющиеся в огромном диапазоне интенсивностей и реализующиеся в пространстве от микропроявлений (начиная с первых метров) до региональных и субконтинентальных масштабов. Главным фактором ПРОЦЕССА ЯВЛЯЕТСЯ СБРОС ИЗЛИШНЕЙ ГЛУБИННОЙ ЭНЕРГИИ ЗЕМЛИ, осуществляемый в любых температурных вариантах.

Вернемся, однако, к гелию. Как оказалось, этот «инертный» и «благородный» газ соответствует условиям «ну-

левой группы» таблицы Менделеева опять-таки только в фоновых термодинамических условиях среды обитания, где мы живем. В повышенных термодинамических условиях он становится сначала активным по ближним (ковалентным) свя-зям, а далее с глубиной приобретает резко выраженную химическую агрессивность. Не в этом ли его свойстве заключается механизм загадочных для гидродинамики, так называемых, «верхних» родников? Тех, которые находятся на самых высоких точках рельефа, где ни водосбора, ни напоров подземных вод — с позиций «классической» гидродинамики - нет. Именно такие родники оказались аномально гелиеносными, что мы установили еще в начале 70-х годов («Сюрпризы подземной гидросферы», - И.Н.Яницкий, В.В.Пименов; Природа, 1976, № 3, с. 44-56). Несколькими годами позже удалось показать, что «верхние» родники являются наиболее информативными для исследований геодинамики («Гелий раскрывает тайны земных недр», -А.Н.Еремеев, И.Н.Яницкий; Природа, 1975, № 1, с. 23-33). На участке локального размещения десятков таких родников в 1976 году начал функционировать прогностический полигон «Чашма Пойен» в Таджикистане, что в переводе и означает «Верхний родни. С этим, уже почти вплотную, соприкасается описанная в разделе 5 тайна Байдраг-Гола. Но этого еще мало, поскольку для Байдраг-Гола необходимы не только много большая энергетика, но и другие механизмы. Воспроизведем дополнительно данные по изотонии гелия.

В изотопном анализе, тоже с подачи американских исследователей, долго бытовали представления о «мантийном гелии» с отношением 3Не/4Не=10-5. Оказалось то, о чем предупреждал наш газонефтяник старшего поколения Василий Петрович Савченко: корректные соотношения любых газовых компонентов для под земных условий могут быть выражены только в параметрах ПАРЦИАЛЬНОГО ДАВЛЕНИЯ. Таких условий анализа, кроме нас, никто не соблюдал, что и приводило к абстрактным, не соответствующим недрам Земли, результатам. Так простые цифровые отношения изотопов гелия в вулканических газах, в газовой фазе морских вод и даже в некоторых пробах из микровключений пород и минералов дают значения 3Не/4Не порядка 10-5. На этой основе специалисты США Кларк, Вейс, Крейг и др.создали концепцию современных потоков восходящего мантийного гелия. Согласно их мнению, природа «легкого мантийного гелия» - первозданная. Он, якобы, был захвачен о ходе аккреции Земли из протопластного облака, где отношение изотопов приближается к таковым в солнечной короне, к и спектрам звезд и галактик. Там значение 3Не/1»Не достигает 10~г.

Все эти допущения и предположения не согласуются с фактическими данными. Как только подобного рода абстрактные значения переводятся в размерность ПАРЦИАЛЬНОГО ДАВЛЕНИЯ, то есть приводятся к термодинамике вмещающей среды, то они приближаются к параметрам атмосферного воздуха, в котором 3 Не /4Не = 3-10-6. Гелиенасыщение при этом минимальное: оно составляет 5-10-б бара. Во всех же аномальных гидродинамических потоках, в которых гелиенасыщение достигает бар (разница на 6 7 порядков!), состав гелия становится предельно тяжелым (3Не/4Не приближается к Ю-10).

На рисунке 17 приведена сводная диаграмма изотопных отношений гелия в размерности парциального давления. Как видно из рисунка, весь гелий в недрах Земли, включая знаменитое месторождение гелиеносных газов Реттлснейк (США), имеет СОБСТВЕННОЕ ГЛУБИННОЕ происхождение, причем его изотопный состав является функцией гелиенасыщения. Вот где раскрывается еще одна загадка мироздания, к которой незадолго до преждевременной и неоправданной кончины пришел наш выдающийся физик, академик Валерий Легасов («Сегодня сверхокислитель, завтра сверхтопливо». Химия и Жизнь, 1976, № 2).

Согласно его выводам, ЭНЕРГЕТИКА ИОНИЗИРОВАННОГО ГЕЛИЯ ЗАНИМАЕТ ПРОМЕЖУТОЧНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МЕЖДУ ХИМИЧЕСКОЙ ВЗРЫВЧАТКОЙ И ТЕРМОЯДОМ. С другой стороны, стало известным, что гелий в недрах никак нельзя считать «редким» и «рассеянным». Установлено немало мест (в том числе и цоколь города Москвы), где уже на глубине первых километров парциальное давление гелия достигает нескольких бар; в ряде точек мира гелиенасыщение составляет десятки бар. Напомним в этой связи, что при парциальном давлении, равном одному бару, многокомпонентная природная подземная среда (порода, вода и растворенные в ней минеральные соли) контактирует со стопроцентным чистым гелием; при двух барах — это, соответственно, двукратное значение; а при пяти барах (как это зарегистрировано в цоколе города Москвы) подземная среда контактирует с пятикратным значением стопроцентного чистого гелия! И нам, находящимся в фоновых (поверхностных) термодинамических условиях, даже трудно себе представить то физическое состояние среды, которая находится у нас практически под ногами. В совокупности с рисунком 17 следует вывод, что ЗЕМЛЯ В ПАРАМЕТРАХ ГЕЛИЕНАСЫЩЕНИЯ И ЭНЕРГЕТИКИ ЗАНИМАЕТ В ОБОЗРИМЫХ ПРОСТОРАХ КОСМОСА УНИКАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ.

Разумеется, 50 лет назад члены Комиссии Американского Географического Общества в ответе на вопрос о механизме Всемирного Потопа и не могли получить сколь-нибудь значимого результата. Напомним, что обсуждаемые нами аспекты «высокочастотной геодинамики» (13) базируются на физике ультравысокочастотных электромагнитных процессов (2.7).

Следуя далее к истокам проблемы, мы подходим к «теории физического вакуума», достаточно популярная версия которой изложена в одноименной монографии Г.И.Шилова (1993 г.). Теория физического вакуума, в свою очередь, тоже родилась не на пустом месте — это возникшая много ранее проблема объяснения «дефицита массы Вселенной», где недостаток так называемого «материального» вещества составляет не какие-то малые доли, а порядка 90 весовых процентов! И здесь начинается самое интересное: фундаментальная проблема «дефицита» захватывает умы ученых (астрономов, физиков, математиков) уже тысячи лет. Перечень специалистов, считавших проблему «дефицита» основополагающей можно начать с нашего современника, Якова Борисовича Зельдовича. Его предшественником был широко известный Поль Дирак. А далее, вглубь веков, уходят Эрнст Мах, Вильям Гамельтон, Луи Лагранж, Исаак Ньютон... Это только самые, самые основные, эстафета которых через завалы Средневековья уходит к мыслителям Античного мира — к Архимеду и Пифагору. Но и последних нельзя назвать основоположниками, поскольку истоки представлений о «скрытой массе», объединяясь с философией «духовного» и «материального», уходят в основы КОСМИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ БЫТИЯ.

И все же, несмотря на столь впечатляющую историю развития проблема «дефицита» до сих пор остается самой трудной. Еще раз напомним в этой связи («Физика и религия»; 1995,1998) о «грандиозном» споре, предпринятым по этому поводу Владимиром Ильичом Лениным с идеалистом Эрнстом Махом. Ленин, как неистовый

материалист, интуитивно чувствовал, что проблема «дефицита» является «ключом» к пониманию тайн мироздания, хотя этой «тайной» сам Ильич не занимался, — его внимание поглотила РЕВОЛЮЦИЯ, освобождающая, якобы, пролетариат от всех проблем. Эту теорию Ильича мы испытали на себе вроде бы по максимальному варианту.

Да, это действительно чрезвычайно трудный вопрос, поскольку значимые теоретические продвижения в физике возможны только на надежной экспериментальной базе. Причем эксперимент здесь должен опережать теорию. Пятьдесят лет назад экспериментальной базы в области «тонких технологий» не было вообще. Эта база начала формироваться лишь в 70-х годах, когда, как бы спонтанно, возникли многочисленные работы в разных вариантах «холодного ядерного синтеза». Наиболее результативными из них явились работы проф. Керврана (Парижская Академия Наук). Дальнейшие исследования, по мнению профессора МИФИ Бориса Устиновича Родионова, должны развиваться на базе «магнитно-монопольной» и «флюксонной» концепций. Последней можно объяснить «практически любые формы еще неизвестных взаимодействий, где вещество (в данном случае вода) является наиболее выраженной формой проявления таких взаимодействий». Эта формулировка Б.У.Родионова в совокупности с выполненными нами фундаментальными исследованиями позволяет подойти к главному — к тому, что в ПРИРОДЕ реально и просто происходит на каждом шагу. Это прямые взаимодействия ЭНЕРГИИ с ВЕЩЕСТВОМ. В эту всеобъемлющую сущность остается. Но мы используем пока эту информацию только за неимением лучшего. Так что и здесь дело за физиками.

По мнению В.Н.Лисина, А.Е.Акимова, И.И.Юзвишина и других, трансмутации в системе ИНФОРМАЦИЯ-ЭНЕРГИЯ ВОДА теоретически и экспериментально являются наиболее обоснованными. Однако трудности экспериментального подтверждения таких преобразований в лабораторных условиях сохраняются. Эти трудности, по нашим данным, определяются исключительно полным несоответствием характеристик лабораторных экспериментов, выполняемых к тому же в ЗАКРЫТЫХ УСЛОВИЯХ. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ, в отличие от лабораторных, являются для внешних воздействий АБСОЛЮТНО ОТКРЫТЫМИ.

Реальная, вмещающая нас, и предохраняющая нас от бездны невзгод, сохраняющая нам в минус двадцатых степенях вероятности долговременную возможность жизни на Земле, Всесильная Высокоорганизованная Природа — совсем другая, что наконец-то пора понять всем.

Реальная Природа может всё — может мгновенно поднять уровень мирового океана не на какие-нибудь метры, а на километры. Это — Природа, которая, в отличие от лабораторных условий, очень просто и наглядно, причем почти на каждом шагу, преобразует энергию в вещество, организуя нам как бы из ничего мощные грозы, циклоны, тайфуны. Окончательную точку в понимании этого, причем в исполнение завещания В.И.Вернадского, нам поставил Байдраг-Гол — неисчерпаемый источник глубинной энергии Земли. Это не просто ПАНТЕИЗМ. Это —

много БОЛЬШЕЕ, что, по мнению автора, нам и знать-то не дано. Дальнейшее рассмотрение философских аспектов оставим другим, кто сочтет возможным вмести в ЭТУ, первостепенной значимости, ПРОБЛЕМУ и свою лепту.

Особую признательность в этой связи автор хотел бы выразить академику Сергею Павловичу Курдюмову (Институт прикладной математики РАН), активно работающему над теорией «странного аттрактора», что позволяет не только прогнозировать, но и заказывать будущее. Однако, для реализации столь необычного «заказа» необходимо соблюдать и делать по определенной методике очень много хорошего, имеющего во вмещающем нас энергоинформационном поле знак ПЛЮС. И Цивилизация обязана принять эту программу, как бы большинству из нас ни были трудновыполнимыми хорошо известные всем заповедные условия. Мы обязаны принять самые жесткие рациональные предложения, поскольку в противном случае (как это видно по происходящему) альтернативой будет абсолютно реальный и физический ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП.

Однако это совсем не тот, опять-таки чисто механистический, «Потоп» с плаванием континентов и медленным таянием льдов Гренландии и Антарктиды, как в последнее время, опять-таки с подачи американских авторов, пишут в разных изданиях, включая «бульварную» прессу. В свете изложенного, Земля может найти-таки способы и энергию для завершения всего в те самые «сорок ДНЕЙ И НОЧЕЙ», упомянутых в основных священных писаниях. Что же касается «Ноева Ковчега», то и он, скорее всего, — совсем не материальное, а духовное средство, которое будет дано Землей для спасения только тех, кто того заслуживает.

 

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Прошло четыре месяца после получения макета этой книги и передачи распечатки специалистам на экспертизу. Оценка в целом получена положительная. Однако некоторые рецензенты предложили уточнить МЕХАНИЗМ БЫСТРОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОГРОМНЫХ МАСС ВОДЫ НА ЗЕМЛЕ в моменты глобальных катастроф, поскольку таянием льдов Гренландии и Антарктиды его объяснить нельзя.

Разумеется, этот вопрос в современном естествознании является первостепенным. Причем ссылка на «флюксоны», с помощью которых по мнению Бориса Родионова «можно объяснить все», многих явно не устраивает. Поэтому автору все это время пришлось искать более эффективное объяснение.

20 декабря в Московском отделении Русского Географического Общества был заслушан доклад ведущего специалиста РосГидроМета, Р.Ф.Бурлуцкого, познакомившего аудиторию с результатами статистической обработки данных Центра Мировой Погоды. Существо выводов Рубена Федоровича свелось к тому, что

ОБЩЕПРИНЯТАЯ СХЕМА КРУГОВОРОТА ВОДЫ НА ЗЕМЛЕ НЕ РАБОТАЕТ!

Напомним, что схему круговорота воды демонстрируют школьникам на первых уроках географии.

Согласно этой схеме, основная масса воды испаряется с поверхности океана, поскольку эта поверхность, дескать, очень большая и поставляет две трети геоида, т.е. всей поверхности Земли. Затем вода переносится воздушными потоками на континент, там она сбрасывается любой формы осадками и стекает реками обратно в океан.

Так вот, оказалось, что таким способом в атмосфере Земли формируется только некоторое фоновое распределение — 25 миллиметров воды в любом месте «над головой».

ЭТА ФОНОВАЯ ВОДА ИЗ АТМОСФЕРЫ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ВЫПАДАЕТ.

Что же касается основных и, особенно, ливневых осадков, то они определяются действием «неких локальных ЯЧЕЕК, в области которых и происходит ОСНОВНАЯ ЦИРКУЛЯЦИЯ ВОДЫ»,

Причем такие ЯЧЕЙКИ имеют место как над морем и океанами, так и на континентах.

Этот очень важный результат подтверждают статистические исследования Эдуарда Бородзича. Именно на базе его исследований была сформулирована закономерность образования в атмосфере аномальных явлений, возникающих в определенном месте и времени из фоновых (штилевых) ситуаций.

К тому же мы уже знали, что без определенных энергетических воздействий атмосфера Земли представляет собой систему абсолютно устойчивую и из нее даже при 100% влажности и реальных температурах (±20°С) нельзя получить ни капли воды !!! 

Тайна Чернобыля ] [ Тайна потопа ]

Астробиология ] Всемирный потоп ] Машина  Времени ] Загадки Земли ] Живая Земля ] Радиопередачи ] Мантры и мудры ] Стена ] SETI ] За грибами! Карта ] Деза ХХ ]

Home ] Деньги в Интернете ] Деловой клуб ] Черный Ящик ] Вижу такъ ] Прогнозы, слухи... ] Чтиво... ] Виртуалка ]

 

Здесь был Сусанин

Золотой УРЛ

MAFIA's Top100 Aport Ranker